Виталий Жук

Дата рождения: 27 февраля 1985

Дата задержания: 16 августа 2021

Предъявлены обвинения:

ст. 368 Уголовного кодекса — Оскорбление президента Республики Беларусь

Решение суда: 1 год и 6 месяцев

Вид наказания: лишение свободы в колонии в условиях общего режима

Дата освобождения: 17 декабря 2022

Виталий Жук. Фото с личного архива героя

Виталий Васильевич Жук — житель Кобрина, осужденный на 1,5 года лишения свободы в колонии общего режима за комментарий о Лукашенко, который следствие посчитало оскорбительным. Виталия Жука обвинили по ст. 368 Уголовного кодекса (Оскорбление президента).

С зимы 2021 года Жук находился в ЛТП.

В начале декабря 2021 появилась информация о переводе Виталия из СИЗО-6 в ИК №2.

23 февраля 2022 года прошел очередной обыск в семье Маргариты Кособуцкой, супруги Виталия. По различным поводам силовики приходили к Маргарите уже несколько раз. В предпоследний раз это было 18 февраля 2022 года. Тогда провели обыск, но ничего не изъяли. Во время обыска 23 февраля стало понятно, что женщину тоже подозревают в оскорблении Лукашенко за фразу "Лукашенко — нелегитимный президент". В этот раз на обыск силовики пришли вместе с органами опеки. Но забрать детей не удалось, потому что их к себе взяла бабушка. Саму Маргариту не задержали. По данным брестской "Весны", сейчас женщина в безопасности.

Политзаключенного в июне 2022 г. дважды помещали в штрафной изолятор: первый раз — на 5 суток, сразу после выхода его перевели в новый отряд к "злостным нарушителям режима". Несколько дней спустя Виталия поместили в ШИЗО сроком на 10 суток. В июле стало известно, что политзаключенного перевели на пять месяцев (то есть до конца срока) в помещение камерного типа.

Виталий полностью отбыл срок и 17 декабря 2022 г. вышел на свободу из бобруйской колонии № 2.

"Администрация колонии ломает то, что не смогли сломать в ИВС или СИЗО", — большое интервью с экс-политзаключённым бобруйской колонии

"Чем больше мы молчим и боимся, тем всё больше затягиваем это. Мы сами позволяем этому режиму руководить нами. Поэтому я считаю, что нужно опубличивать всё и говорить. Да, это может повлиять на условия содержания заключённых и судьбу их родных. Но если ты сейчас промолчишь, то потом сядешь по другой статье. Я думаю, что если говорить, то говорить всем. И нужно быть готовым, что может быть хуже. Но если мы взялись свергнуть этот режим, то мы должны пойти на определённые жертвы. Никогда не было такого, чтобы люди свергали такую тиранию и не жертвовали чем-то: свободой, отношением к себе. Такого просто не бывает. Сейчас у власти сущее зло, которое будет предпринимать все попытки, чтобы тебя растоптать, уничтожить и отомстить всем твоим родным. И может быть так, что за наше молчание будут расплачиваться наши дети и внуки".

Политзаключенные находятся по адресам: